Для правильного отображения шрифтов Древнерусской Письменности необходимо использовать браузер FireFox!
"... не пространство и измерения создают время, а измерения и пространство истекают из времени".
Мудрость Предков

8.1. Продолжение главы.

Теперь разсмотрим составные образы:

СВОБОДА (СВАБОДА) – СВА-БО-ДА – (сва) Сварга, порядок Мироздание, небесное царство богов (смотри выше), (бо) боги, (да) данный человеку. Можно при желании разложить на более мелкие образы.

ОПЫТ – (ОПЫТЪ) – Отцев путь бытия утверждённый, образ единства творимых и сотворённых путей.

ПАМЯТЬ (ПАМ¤ТЬ) – мудрость, сохранённая в поколениях.

В главе «Язык2» мы коснулись слов с корнем «ул», разберём их с помощью образов буков и рун.

УЛ: У (УКЪ) – один из образов её: нахождение с чем-то, взаимодействие с кем-либо, местоположение; Л (ЛЮД©E) – люди, общность, объединение мnрно мыслящих. Сборный образ УЛ обозначает место поселения людей, общества, общины. Теперь легко проследить образование таких слов как АУЛ *, УЛИЦА, УЛУС *, УЛИТКА и т.п.

Несколько расширенный смысл руны УЛЬ. Её образ, это не только место поселения людей живых, но и мертвых и дорога к ним, курган. После смерти тело подвергается кРОДному костру. Прах закапывается в землю, на месте сим курган ставили, знаменуя конец земного пути. (Нечто подобное, иудохристиане взяли себе на вооружение. Небольшой курган, называется могила, а мёртвое тело не сжигают, а закапывают. На третий день после смерти отмирает жарье тело, к девятому – навье, к сороковому – клубье. И только через год душа и все ее части полностью покидают этот мир. Людей значимых мумицировали, тогда душа не может покинут этот мир, а значит и реинкарнация её невозможна. Т.к. христианство селекционировалось иудеями для белой Расы, то возрождение душ Расы притормаживалось. До христианства погибших сжигали на кродном костре с необходимыми ритуалами, пепел развивали или река размывала, при сжигании в ладье, тогда душа освобождается мгновенно и готова к новому возрождению.)

Уль – дорога ведущая к храму.

ПУЛЯ – (П-Уля) – – путь Уля, такое значение слова было в древности, сейчас оно стало более меркантильнее.

КУЛЬТУРА – (к-уль-т-у-ра) – (К) приближение, союз; (УЛЬ) место поселения людей; (Т) утверждённая свыше указание; (У) нахождение с; (РА) богами.

ОРАКУЛ – (о-ра-к-ул) – (О) структура, сфера, образ; (РА) богов; (К) приближение, союз, к; (УЛ) место поселения людей.

Немного разобрались с буками и образами, которые применялись в дохристианской Руси. Видно, что даже в современном русском языке мы можем проследить взаимосвязь образов и слов. Теперь пришло время разобраться, что же там Кирилл и Мефодий натворили.

Они взяли древнесловенскую буквицу, выбросили оттуда пять букв, а для четырёх дали греческие названия. Получилась письменность удобоупотребительная для богослужебного (бога Яхве) письма. Т.е., фактически, они взяли мощный язык, из него выкинули и изменили буквы, создали менее мощный язык, но он стал ближе к христианскому письму. Конечно, для христианства это был прогресс, для Руси – регресс. Но, так как за последнюю тысячу лет навязывания христианства, мы стали все в Христа верить, то соответственно эти два монаха принесли нам свет письменности своей.

И так, думая мышлением не русского человека, они не поняли, зачем необходимо пять букв «И». И вот с этого всё началось. Рассмотрим пример употребления этих букв на примере нынешнего слова МИР.

МИРЪ (через ИЖЕ) – состояние без войны. Как было ранее сказано: Р – речь, то бишь передавать мудрость, Ъ – творение, созидание, сотворение, сотворяша, сотворя; сборный образ РЪ – рецисотваряше, т.е. принятое решение; М – мысль (мудрость). Образ ИЖЕ несёт в себе соединительный, объединительный, союзный, гармоничный, равновесный принцип, поэтому буква сама по себе выступала как объединяющая. Общий образ слова: мудрость принятого решения, в частности, состояние без войны.

Теперь, меняя всего лишь одну букву «и» посмотрим, чего же лишился русский язык после «просветления» преподобными Киррилом и Мефодием. К слову сказать, мы до сих пор подсознательно применяем нижеприведённые образы только под современным написанием «мир», а вот после «просветления дремучих руссов святостью христианства» происхождение их уже забыто.

МIРЪ (через IЖЕИ) – вселенная. IЖЕИ всегда несло вселенскую форму, и она ставилась везде, где смысловое значение касалось вселенских или небесных структур, т.е. это мир существующий вне планеты Земли, «отправиться к другим мирам».

М©РЪ (через ©НИТЬ) – общество, социум. ©НИТЬ применялась в словах и образах, которые передают у нас общную структуру, касающуюся и Мира божественного (Мира Богов) и Мира Предков, т.е. «Правь» и «Славь» объединяющая. А раз община объединяет Правь и Славь, поэтому мы и называем себя Православными. В нас объединена Правь – Мир Богов и Славь – Мир Предков.

МVРЪ (через ИЖИЦА) – благость в миру (замете, в данном случае в словосочетании «в миру» мы подсознательно понимаем некое сообщество людей). ИЖИЦА обозначает благость, благое, т.е. то, что касается благих деяний там и прописывалась. Есть другая трактовка этого слова – благовонное масло, отсюда такое выражение «одним миром мазаны».

МBРЪ (через ИЖА) – мир времени в яви. Буквица ИЖА – показывает движение времени. Наши предки говорили: «Нету ни прошлого, нету настоящего, нету будущего, нету грядущего – есть одно течение жизни и оно всегда действительно настоящее». Т.е. отдельного настоящего нет, оно всё у нас настоящее. В настоящее входит всё наше близкое и далекое прошлое, и всё наше грядущее и будущее – это всё настоящее. Для более лучшего осознования этого понятия, рассмотрим несколько примеров. Читая летописи, допустим, о победе в ливонской войне, мы говорим - «Мы победили», «Под Полтавой разбили шведов». Мы говорим – «Мы победили шведов», но битва то когда была? В начале восемнадцатого века (1710-11 гг. войны Северные), так? Но мы-то говорим – «Мы победили», а почему, да потому, что связь нас с нашими Предками и позволяет нам это говорить (не они /предки/, а мы победили). Мы же неотрывны от своего Рода. Представьте, у вас не было бы какого-нибудь одного из троих прадедов, и вас бы уже не было. Поэтому когда говорим «Мы» мы подразумеваем весь наш Род. Мы победили аримов 7519 Лет назад и заключили мирный договор, мы выиграли первую, вторую и третью Ассу, мы выиграли, т.е. Мы – весь наш Род, наши Роды, наша Раса. Ведь до сих пор (уже даже почти ветеранов нет), но мы говорим – «Мы победили во Второй Мировой Войне», и это произносят те, кто даже родились после Второй мировой войны, и вообще жили в состоянии, когда не знали что такое война. Это и есть понятие МBРЪ.

МTТРЪ (через {ТА; образ: чувство счастья, ощущение благополучия в пределах близости идеала), тоже слово мир, но здесь слово мир в понятие «счастiя и благополучiя». Употреблялось это слово – «Мир вам» – М?РЪ ВАМЪ, т.е. приходят к кому-то – «Мир дому сему».

Словосочетания «Мир вам» и «Мир дому сему» в данном контексте, рассматриваются уже подругому.

М}РЪ (через }НДА; образ: неизведанная, далёкая Вселенная, Миры Тьмы неведомые нам), слово мир, мир неизведанный, неизведанная Вселенная. М}РЪ ВАМЪ. Употреблялся в таких словосочетаниях «Тёмный мир», «Потусторонний мир», пожелание успехов в познании неизведанного и т.п. смысле.

Раз затронулась тема надстрочных символов, поясню, почему считается, что Пётр I украл у Руси, как минимум, 5508 лет. А запад, под благословение Петра (а тот ли Пётр это?), написал нормандскую теорию истории Руси, ещё более сократив её срок жизни.

Как было описано выше, в Лето 7208 от с.м., Пётр повелел перейти на юлианский календарь, по которому было 1700 год от р.х.. До этого времени, как исчисление календаря, так и числа писались буквицей и отделялись в середине предложения двоеточием, а над буквой ставился волнистый надстрочный символ (смотри таблицу, графа «число»). Потому и получается, что всё это время (7208-1700=5508) на Руси письменность была, а значит и Русь была.

Узнав образы букв, теперь можно возвратиться к последней глобальной реформе русского языка, это реформа великой иудейской революции 1917 года. В.И. Ленин настолько торопился, что невольно раскрывает всю свою суть:

«Если мы сейчас не введем реформы – это будет очень плохо, ибо и в этом, как и во введении метрической системы и григорианского календаря мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины. Против академической орфографии никто не посмеет сказать ни слова. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее!».

Из этих слов видно, что реформа русского языка, с которой торопил Ленин Луначарского, есть продолжение реформ Петра I и метрической системы (о ней поговорим позже).

Итак, в чём же, все-таки, заключалась эта реформа?

Уже упоминалось замещение отрицания в словах приставки без- на бес-.

Из алфавита исключили буквы C, F, I вместо них должны были употребляться, Е, Ф, И. В итоге, мы получили путаницу в словах и их понятиях.

CСТЬ (кушать) – есть (быть);

CЛИ (кушали) – ели (деревья);

ЛCЧУ (летаю) – лечу (вылечиваю);

ВCДЕНИЕ (знание) – ведение (провожание);

НCКОГДА (когда-то) – некогда (нет времени);

ПРCНИЕ (гниение) – прение (спор);

ВCСТИ * (новости) – вести (провожать);

МIР (вселенная) – мир (отсутствие войны) и т. д.

Были искажены склонения. Например, Николай Васильевич Гоголь написал своё произведение под названием «Мёртвыя души», но никак не «Мёртвые души».

В родительном и винительном падежах прилагательных и причастий окончания -аго, -яго заменялось на -ого, -его (например, новаго на нового, лучшаго на лучшего, ранняго на раннего), в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего родов -ыя, -ія на -ые, -ие (новыя (книги, изданія) на новые).

Словоформы женского рода множественного числа он?, одн?, одн?хъ, одн?мъ, одн?ми заменялись на они, одни, одних, одним, одними.

Словоформа родительного падежа единственного числа ея (нея) на её (неё).

Удалён твёрдый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов.

Извращена фонетизация, например, «разсказ» поменяли на «рассказ», «разсыпаться» на «рассыпаться», «возжи» на «вожжи» и т. д.

Запрещены человеческие уважительные формы обращения людей друг к другу. На Руси до 1917 г. форм обращения людей друг к другу было великое множество: сударь, сударыня, господин, госпожа, милостивый государь, барышня, ваша светлость, ваше сиятельство, ваша честь, ваше высочество, ваше величество и множество других уважительных и красивых форм обращения. Вместо всех этих форм ввели одну, единственное слово «товарищ». Сегодня слово «товарищ» не в моде, но как обращаться друг к другу никто не знает. Сегодня на Руси ко всем женщинам любого возраста обращаются с помощью слова «девушка», а к особям мужского пола с помощь слова «мужчина». Вот до какого мракобесия дожили русские люди в результате реформ русского языка! Во всех европейских языках сохранены формы уважительного обращения людей друг к другу. Только в русском это уничтожено.

В русском языке существовали больше падежей, чем те шесть, которые мы проходили в школе, их целых тринадцать. Про шесть официальных падежей мы более-менее «всё знаем», а вот остальные семь:

– количественно-отделительный;

– лишительный;

– ждательный;

– местный;

– звательный;

– превратительный;

– счётный.

Количественно-отделительный падеж является разновидностью родительного, в том смысле, что он отвечает на его же вопросы и указывает на некоторые из его функций. Иногда его можно легко заменить родительным, но иногда это будет звучать коряво. Например, вам предложить чашку (кого? чего?) чая или (кого? чего?) чаю? Обратите внимание, что из классических шести падежей форма «чаю» подпадает под дательный падеж (кому? чему?), но здесь она отвечает на вопрос родительного (кого? чего?). Другой пример: «задать жару». А вариант «задать жара» режет слух. Ещё примеры: «налить соку», «прибавить ходу».

Лишительный падеж используется вместе с отрицанием глагола во фразах вроде «не знать правды» (но «знать правду»), «не иметь права» (но «иметь право»). Нельзя сказать, что в варианте с отрицанием мы используем родительный падеж, потому, что в некоторых случаях слова остаются в форме винительного: «не водить машину» (а не машины), «не пить водку» (а не водки). Этот падеж возникает только в том случае, если мы считаем, что каждой функции существительного должен соответствовать какой-то один конкретный падеж. Тогда лишительный падеж – это такой падеж, формы которого могут соответствовать формам родительного или винительного. Иногда они взаимозаменяемы, но в некоторых случаях нам заметно удобнее использовать только один из двух вариантов, что говорит в пользу лишительного падежа. Например «ни шагу назад» (подразумевает «не делать») звучит намного более по-русски, чем «ни шага назад».

Ждательный падеж. Ждать (бояться, остерегаться, стесняться) мы можем кого-то или чего-то, то есть, вроде бы, должны использовать родительный падеж с этими глаголами. Однако иногда этот родительный падеж вдруг принимает форму винительного. Например, мы ждём (кого? чего?) письма, но (кого? что?) маму. А наоборот – «ждать письмо» или «ждать мамы» – как-то не по-русски (особенно, второе). Конечно, если эти формы считать допустимыми, то никакого ждательного падежа нет, просто с глаголом ждать (и его собратьями) можно использовать и родительный, и винительный падежи.

В этом случае нам нужен критерий того, как склонять данное слово.

Попытаемся понять разницу между выражениями «ждать письма» и «ждать маму». Когда мы ждём письма, мы не ожидаем от письма никакой активности. Мы ждём не само письмо, а именно письма, доставки письма, пришествия письма, то есть какого-то явления, связанного с его появлением в нашем почтовом ящике. Письмо здесь играет пассивную роль. Но когда мы ждём маму, мы ждём не «доставки мамы таксистом до места нашей встречи», а именно саму маму, рассчитывая, что она поспешит прийти вовремя (при этом вполне возможно, что она воспользуется такси). То есть получается, что если объект, выраженный существительным, может влиять на собственное появление, то мы его ждём в форме винительного падежа (он будет «виноват», если опоздает), а если объект сам по себе ничего сделать не может, то мы его ждём уже в форме родительного. Возможно, это связанно с концепцией одушевлённости? Вполне может быть, так случается; например, в винительном падеже тоже есть схожий эффект – для неодушевлённых предметов во втором склонении он совпадает с именительным («сесть на стул»).

Местный падеж. Он есть, он используется каждым из нас, его формы очевидны, заменить другими словами их нельзя, и поэтому очень странно, что он не входит в школьный список. У предложного падежа можно выделить две функции (их больше, но мы это проигнорируем): указание на объект речи и указание на место или время действия.

Например, можно говорить о (ком? чём?) площади, и можно стоять на (ком? чём?) площади, думать о (ком? чём?) комнате и находиться в (ком? чём?) комнате. Первый случай называется «изъяснительным падежом», а второй – «местным». У площади и комнаты эти формы не зависят от функции. А вот, например, у леса, снега, рая, года – зависят. Мы думаем о годе, но день рождения только раз в году. Гулять в лесе нельзя, можно только в лесу.

Самое забавное, что здесь падежом управляет не предлог, а именно смысл.

То есть если мы придумаем конструкцию с предлогом «в», когда нахождение в соответствующем месте не будет иметься в виду, нам обязательно захочется воспользоваться изъяснительным, а не местным падежом. Например, «я знаю толк в лесе». Если сказать «я знаю толк в лесу», то сразу кажется, что ты знаешь толк только, когда находишься в лесу, и, к тому же, забыл сказать, в чём же именно ты знаешь толк.

Звательный падеж используется при обращении к объекту, выраженному существительным. В разных источниках приводятся две группы примеров. Одна группа включает краткие формы имён, используемые только при обращении (Вась, Коль, Петь, Лен, Оль) и ещё некоторые слова (мам, пап). Другая группа включает устаревшие (жено) или религиозные (боже, господи) формы обращений.

Превратительный падеж (он же включительный) используется во фразах вроде «пошёл в космонавты» или «баллотировался в президенты».

В школе нам говорят, что все падежи кроме именительного – косвенные, однако это упрощение; суть косвенности не совсем в этом. Слово ставится в один из косвенных падежей, когда оно не является подлежащим.

Если, анализируя фразу «он пошёл в космонавты», мы будет считать, что «космонавты» — это множественное число, то нам надо поставить это слово в винительный падеж, и получится, что «он пошёл в (кого? что?) космонавтов». Но так не говорят, говорят «он пошёл в космонавты». Однако это не именительный падеж по трём причинам:

1. перед «космонавтами» стоит предлог, которого не бывает у именительного падежа;

2. слово «космонавты» не является подлежащим, поэтому этот падеж должен быть косвенным;

3. слово «космонавты» в данном контексте не отвечает на вопросы именительного падежа (кто? что?) – не скажешь же «в кто он пошёл?», только «в кого он пошёл?».

Следовательно, имеем превратительный падеж, который отвечает на вопросы винительного, но форма которого совпадает с формой именительного во множественном числе.

Счётный падеж возникает при использовании некоторых существительных с числительными. Например, мы говорим «в течение (кого? чего?) часа», но «три (кого? чего?) часа», то есть используем не родительный, а особый, счётный падеж. В качестве другого примера называется существительное «шаг» – якобы, «два шага».

Самостоятельную группу примеров составляют существительные, образованные от прилагательных. В счётном падеже они отвечают на вопросы прилагательных, от которых они произошли, причём во множественном числе. Например, «нет (кого? чего?) мастерской», но «две (каких?) мастерских».

Обратим внимание, что использование множественного числа тут оправдывается тем, что мастерских две, ведь когда у нас два стула мы говорим «два стула», а не «два стульев»; множественное число мы используем лишь начиная с пяти.

Благодаря реформе Луначарского 1917 года, мы потеряли огромный пласт смысла русского языка и до сих пор продолжаются споры, как правильно «зво́нит» или «звони́т», «укра́инский» или «украи́нский», «два ша́га» или «два шага́», «по сре́дам» или «по среда́м», «до́говор» или «догово́р» и т.п.

Каждая мысль представляет собой некую языковую конструкцию. Не бывает мыслей без языка. Чем примитивнее язык человека, тем примитивнее мышление и поведение этого человека. И наоборот, чем сложнее, разнообразнее, вариативнее, тоньше и богаче язык, тем разнообразнее и богаче мышление и поведение человека. Если Вы хотите оглупить человека, то надо просто оглупить его язык. В этом является суть всех реформ и революций, будь то языковая, календарная или метрическая. Кстати, о революции.

РЕВОЛЮЦИЯ * – ре-эволюция, т.е. повтор эволюции, фактически откат назад по эволюционной лестнице.

Планы Луначарского-Ленина и К были «грандиозными». Перед наркомом была поставлена новая задача, и он приступил с рабским трепетом к латинизации русской письменности: «возникает вопрос и о латинизации нашего русского шрифта. Потребность или сознание необходимости облегчить нелепый, отягчённый всякими историческими пережитками, дореволюционный алфавит возникала у всех мало-мальски культурных людей.

Ленин:

«Если мы сейчас не введём необходимой реформы – это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы и григорианского календаря мы должны сейчас-же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнём осуществлять новый алфавит или наспех введём латинский, который ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т.д. Я не сомневаюсь, что придёт время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных учёных, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения календаря. Поэтому вводите её (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности». «В настоящее время в Главнауке работает большая комиссия, занимающаяся вопросом предварительного упрощения и упорядочения орфографии, уточнения пунктуации...

Эта комиссия определила эти условия следующим образом:

1) Использовать без изменения наибольшее количество букв латинского алфавита, унифицируясь с международными графическими элементами Востока и Запада.

2) Не вводить двойных букв.

3) Не вводить букв, которые были удалены из русского алфавита.

4) Не вводить букв с диакритическими значками, отдельными от корпуса буквы.

5) Для дополнения алфавита создавать буквы с такими значками, которые пишутся без отрыва руки.

6) Число букв в алфавите должно быть меньше, чем в теперешнем русском.

7) Выражение мягкости согласного перед гласным перенести на гласную букву.

8) Всякая буква должна иметь только одно звуковое значение.

9) Всякое сочетание звуков должно писаться только одним способом.»

Но это ещё не всё. Научный отдел Наркомпроса, не без участия наркома А.В. Луначарского, уже в 1919 году высказался «...о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики... что является логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов», что явилось бы завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и стояло бы в связи с последней орфографической реформой. Луначарский носился со своей идеей латинизации русского языка аж до 1930 года, и только благодаря Сталину русский язык остался таким, каким мы его знаем сейчас.

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) Всесоюзная Коммунистическая Партия (большее.) ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
№ П115/26-С
26.01.1930 г.
Тт. Курцу, Лупполу
Выписка из протокола № 115 заседания Политбюро ЦК от 25.01.1930 г.
26. — О латинизации.

Предложить Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита.

Секретарь ЦК Сталин
Там же. Л. 52. Копия.

 

® Служенко Константин Викторович: moor38@yandex.ru
X